+7-963-973-77-98

Звоните днем,
ночью мы в лесу
Если Вы не дозвонились, то значит, мы на охоте. Будем благодарны за повторный звонок! vinitu69@bk.ru

Сейчас на сайте:
23 человека

№38. Не уверен - не стреляй!

№38. Не уверен - не стреляй!

 

 

Конец октября 2017 года, Красноярский край, в тайге уже лежит ровным слоем белоснежный пушистый ковер. Я иду вдоль безымянного ручья, который впадает в дикую, таёжную речку Большая Тель. По сибирским меркам речка совсем маленькая, ширина пара метров, глубиной по колено, по сравнению с могучим Енисеем просто ручеёк, притоком которого и является Большая Тель. Иду и откровенно наслаждаюсь, тишина, комаров нет, нет телефонов и производственного плана, ни каких тебе компьютеров только чистый свежий воздух, шум воды да хруст снега под ногами. Я иду по едва различимой тропе, то и дело тропа теряется, я останавливаюсь, оглядываюсь, свищу в манок №17 (рябчик), возвращаюсь на 3-4 метра назад, нахожу тропу и продолжаю свой путь.

Надо сказать, что я почти 2 месяца не могу добыть ни одного рябчика, хотя их очень много, но осень выдалась дождливой и ветряной, за 2 месяца было всего 3 дня без осадков, и как на зло, ни один из них не попал на выходные. Наконец-то, я слышу ответ на свой манок. Знаю, как не охотно рябчик отвечает в это время, сажусь на какой-то поваленный ствол, продолжаю манить. Рябчик отвечает на противоположной стороне ручья, неожиданно рябчик отвечает у меня за спиной, ровно с другой стороны. Я до сих пор не могу понять, был это другой рябчик, или этот хитрец облетел меня по дуге и снова отозвался. Отвечает сначала совсем близко, а потом уже из распадка, и всё дальше и дальше. Делать не чего, поднимаюсь и топаю за ним. Стараюсь конечно не шуметь, но куда там. Скрипит снег, под снегом хрустят ветки. Рябчик заманивает меня во второй распадок. Вот он отвечает с одного места пару раз. Раскидистая ёлка, высмотреть в её кроне рябчика просто не реально. Подхожу, и тут он срывается, со скоростью реактивного истребителя скрывается в густых ветвях. Я снова выдыхаю, про себя повторяю: «Не уверен – не стреляй!». Пытаюсь манить, он снова отзывается, просто дразнит меня. Я выбираюсь из распадка, передо мной ещё один распадок, я стою на одном его краю и вижу как по совершенно белому снегу, на другой стороне распадка в 20 метрах от меня идёт рябчик, серенький. Идёт, переваливаясь с ноги на ногу, что-то клюнул с земли. Я понимаю, что у меня очень маленький сектор для стрельбы, ещё несколько секунд и он нырнёт за огромную березу, ищи потом ветра в поле. Я вскидываю своё ружьё, делаю выдох, в голове проноситься «Не уверен – не стреляй!», рябчик расплывается пятном и становиться фоном для чётко видимой мушке. Выстрел! Рябчик закрутился юлой, начал бить крыльями, в какой то момент мне показалось, что он пытается прыгнуть и взлететь, у меня бешено бьётся сердце. Я снова стреляю, забываю сфокусировать зрение на мушке, мажу, «Не уверен – не стреляй!». Рябчик ныряет под огромную березу. Я подбегаю, вижу кровь на снегу, черточки на снегу от крыльев и следы под берёзу. С высоты своего роста вижу ямку в корнях берёзы, но ни какого рябчика. Оказалось, что он довольно глубоко залез.

Вытащил, в ушах бьёт пульс, делаю запись в путёвке, чувствую невероятный эмоциональный подъём. Повторяю про себя «Не уверен – не стреляй!»

                                                                                                                 Иван Корж