Общайся с авторами портала!

+7-963-973-77-98

Звоните днем,
ночью мы в лесу
Если Вы не дозвонились, то значит, мы на охоте. Будем благодарны за повторный звонок! vinitu69@bk.ru

Сейчас на сайте:
23 человека

№71. Два гладиатора.

№71. Два гладиатора.

 

 

Два гладиатора.

Погоды в тот год стояли чудные! Октябрь выдался тёплый, сухой и сказачно красивый, буйство красок в лесу случилось такое, что хватай кисти, краски, мольберт и что там ещё хватают художники и пиши пейзажи покуда красок хватит. Но так как художник я только в душе, выбрался я по этой красоте побродить с ружьишком. Охоты как таковой не случилось в тот день, так, прогулка для услады души. Брёл я по этому разноцьветью разомлевший, но в маночек посвистывал, инстинкты то куда девать прикажете. Рябчик охотно отзывался, старательно свистел в ответ, шумно перепархивал в листве, но засечь его в этой пестроте неопавшей, игравшей всеми оттенками жёлтого листве было нереально. Остановился я в молодом осиннике, где на манок самочки активно начали отзыватся  два рябца. Слышу их хорошо, горлопанят они наперегонки, а увидеть в этой янтарной мозаике, почёрканой тонкими стволиками осин не могу. Концерт мы закатили на славу, наше трио выступало минут тридцать, но на сцену, так сказать под свет софитов никто не выходил. И тут пришлось мне прервать свою партию по банальнейшей причине, приспичило оправиться. Закидываю ружьё на плечо, отвлекаюсь на минуточку и краем глаза замечаю сбоку движение. Как стоял, так и замер, плавно поворачивая голову вбок. На пёстром ковре опавших листьв, у осины бьётся кто то по земле. Первая мысль, мелькнувшая в голове - копалуха! Вроде и рядом, а разобрать не могу, почему глухарка на земле бьётся, силков здесь никто не ставит. Пригляделся, ёлки-палки!, да это ж рябчики! Схватились певцы моего ансамбля, и бьются как тайские петухи. Никогда такого не видел, стою, наблюдаю. Битва то у них серьёзная, с соблюдением некоего, только им известного ритуала. Встанут напротив, вытянутся вверх бутылочкой этакой, хохолки поднимут, чисто попугаи какаду, бородки чёрные топорщат, крылья приопустят и словно отражаются друг в дружке. Затем прыжком сойдутся, вдарятся грудь в грудь, и давай мутузится. Крылья, лапы, хвосты мелькают, прыжки, броски, весь бойцовский арсенал приёмов, ещё и показалось, что по мордасам соперника лупят. После клубок распадается, и начинают оба круги по земле нарисовывать, да бегают так быстро перебирая ногами, что листва за ними завихряется. Нарисовав несколько кругов, подняв и разметав сухие листья снова встают в стойку бутылочкой, грозно смотрят на соперника, и начинается следующий раунд. Дерутся самозабвенно, совершенно игнорируя зрителя, то есть меня, стоящего столбом метрах в пятнадцати. Сколько этот поединок продолжался не скажу, так как откровенно любовался невиданным ранее зрелищем, но бойцов уже начал различать, как в ринге -боец в тёмных трусах и боец в светлых трусах. И вот один начал другого одолевать, а второй откровенно сливаться. То ли выдохся парень, то ли тренировался недостаточно, то ли силы воли и характера не хватило. Начал он отступать, пару раз на спину опрокинулся, затем отбежал и вспорхнул на осинку. Танец победителя был шикарен. Несколько стремительных кругов, поднимая за собой буруны листьев, трепетание крыльев, дёрганые раскланивания.... . Побеждённый же сидел на ветке нахохлившись, будто ждал своей дальнеёшей участи. Вспомнились мне здесь отчего-то бои гладиаторов на арене, триумф победителя и судьба побеждённого, отданная на суд зрителей. Мысленно вытянул я кулак вперёд и опустил большой палец вниз. Затем потянул ружьё с плеча, плавно поднял стволы, навёл на сидящего на ветке побеждённого, снял с предохранителя, выдохнул, повёл стволы дальше.... и отсалютовал бойцам в воздух из двенадцатаго калибра, осыпав арену битвы разноцветными осиновыми листьями! Соперники рванули с места быстрее ветра, я развернулся и пошёл обратно. На стоянке у костерка, попивая терпкий чай всё прокручивал перед глазами виденное мной сражение, стараясь запомнить его в мельчайших деталях, ведь позволено было мне увидеть тайное и сокровенное, что открывает природа охотнику, позволяя прикоснуться к тайне.

Валерий Тушевский.      декабрь 2017г.